16:28 

В жопу раненая Рысь
ВСТАВАЙ! ВРАГ У ВОРОТ! ВРАГ У ВОРОТ!
Название: Домик в деревне.
Фандом: Параграф 78
Автор: В жопу раненная Рысь
Бета: Leda Rius
Пэйринг: Люба/Спам, прочие персонажи фоном
Рейтинг: NC-17
Тип: слеш
Жанр: претензии на йумор
Саммари: очередная вариация на тему - а что было бы, если бы Спам и Люба отказались присоединяться к отряду.
Примечание: писалось для и при непосредственном участии Leda Rius



- Люберецкий. Люберецкий?! - Любу с силой потрясли за плечо. – Вставай.
- Чего? – протянул сонный мужчина, открывая глаза.
- Твой опять чудит.
Люба потер бровь и, наконец, рассмотрел начальника смены Шубина. Тот был весьма взъерошен и зол. Вариантов на тему «твой» было мало. Спам опять что-то учудил.
- Трупы есть? – лениво поинтересовался Люба, с трудом вставая с продавленного дивана дежурки.
- Еще бы там были трупы, - отрезал Шубин. – Иди, разбирайся с этим говнюком, а то я его порешу. Ей Богу. Неохота сидеть из-за этого подонка.
- Настоящий подонок, - пробурчал Люба, наклоняясь и начиная шнуровать ботинки. – О-о-о-ох.
- Потом зевать будешь, - принялся подталкивать его в спину Шубин. – Бегом.

Люба шел по темному коридору, потирая левый глаз и душераздирающе зевая. Поспать удалось ровно два часа. В общем-то, это было весьма неплохо. Если бы он перед этим поспал хотя бы еще парочку.
Вот уже неделю в тюрьме то тут, то там возникали стычки, и несчастные охранники едва успевали метаться между уровнями. Весна так на заключенных действовала, что ли. Начальство в серьез стало опасаться бунта и увеличило количество охранников, а заодно и количество смен.

- Разойдись, - Люба без усилий протолкался через толпу заключенных, схватил Спама, мутузившего какого-то зека, за воротник и оттащил, как нашкодившего котенка. – Все по камерам, а не то я сейчас возьму дубинку и мы все дружно поиграем в доктора.
Народ разошелся, полупридушенный Спам попытался достать локтем до печени Любы, но промахнулся.
Протащив его еще пару метров, он тряхнул друга и посмотрел ему прямо в глаза.
- Пятое нападение за месяц, Спам, это одиночка! Ты в курсе?
- Да иди ты, - буркнул тот, отбрасывая руки Любы от себя. – Одиночка, так одиночка. Чего встал, веди!
- А на меня-то чего злишься, - обиделся Люба. – Разве я виноват, что у тебя говно кипит, вон, из ушей уже выливается.
- Пошел нахрен, - буркнул Спам, скрещивая руки за спиной.
- Сам иди, - окончательно обиделся Люба.
Надел наручники и повел заключенного в камеру.

Одиночка, расположенная в самом северном крыле, соседствовала с прачечной с одной стороны, с медотделом с другой стороны, и складом всякого старья. Дело это было выгодное – кричи не кричи…
Люба ткнул Спама лбом в стену и принялся открывать замок.
- Доминантный самец прямо, - язвительно прокомментировал Спам.
- Молчал бы, - отозвался Люба, у которого слипались глаза.
Запихнув друга в камеру, он зашел следом и уселся на нары. Крохотная камера напоминала кабинку сауны, только без каменки в углу. Под самым потолком было прорублено маленькое оконце, в которое бил свет дворового фонаря.
Спам с независимым видом уселся напротив Любы и принялся сверлить того взглядом. Люба зевнул и потер лицо.
- Хреново выглядишь, - заметил Спам.
- Не сплю совсем, - пожаловался Люба. – А когда сплю, меня будят и отправляют вытаскивать тебя.
- Бедняжка.
Люба укоризненно посмотрел на друга и сдвинул светлые брови.

Спам встал, запрокинул голову и принялся пялиться в окно.
- Как меня тут все уже задрало. Может… того? Соберемся и сбежим? Ты же, помнишь, звал к своим родственникам на Украину. У меня там тоже где-то брат живет. Заколебало все, Люб…
Спам обернулся и замолк на полуслове. Люба спал, прислонившись спиной к стене. Лицо продолжало сохранять нахмуренное выражение, но пальцы на руках разжались из кулаков.
Хмыкнув, Спам подошел ближе и наклонился к другу. Тот дернул носом. А Спам принялся разглядывать его.
Не то, чтобы он интересовался, просто… впервые в жизни у него была возможность как следует изучить все мимические морщинки, линию полных губ, едва заметную горбинку на переносице, явно след старого перелома. Спам легонько подул на пушистые светлые ресницы.
Люба никак не отреагировал. Он продолжал мирно спать, беззащитно расслабившись. Даже брови, наконец, разошлись, разгладилась морщинка между бровей.
- Люба, - тихо позвал Спам.
Тот никак не отреагировал. Только поджал губы и слегка дернулся, устраиваясь поудобнее на жестком сидении.
- Люба, - опять позвал Спам, слегка потрепав его по плечу.
- Чт… чего? – мужчина едва приоткрыл глаза и тут же их закрыл. – Не будь скотиной, дай поспать.
Спросонья, он, очевидно, совсем забыл, что должен был уже давно выйти из камеры, закрыть Спама и вернуться на пост. Выпрямившись, Спам уселся рядом, и принялся тянуть друга за рубашку на себя. Тот медленно сползал по стене спиной, пока не упал головой на колени друга.
- Чего ты творишь-то…
- Тш-ш-ш-ш, спи, королевна, - оборвал его Спам, упираясь затылком в холодную стену.
Покряхтев, Люба закинул ноги на нары, поелозил головой по коленям Спама и окончательно уснул.
Спам прикрыл веки и вздохнул. Тяжелый и теплый Люба действовал поразительно умиротворяющее. Куда-то уходила бешеная злоба, заполнявшая его последнюю неделю до самых краев. Бросив взгляд на лицо Любы, он не удержался и погладил его по голове.
А потом закрыл глаза и попытался уснуть. Пару часиков они вполне могут себе позволить поваляться, пока охранника хватятся.

Спам открыл глаза и пару раз моргнул, соображая. Спящий на коленях Люба уронил руку с груди и теперь она касалась пола. Грудь мерно поднималась и опускалась, в такт спокойному дыханию.
- Любовь, вставай, - зевнув, Спам взял друга за шею и слегка потряс.
Тот никак не среагировал. Спам еще раз зевнул, хрустнув суставами. Поводил нижней челюстью туда-сюда. Усмехнулся.
- Люба, не встанешь, поцелую.
Люба в ответ всхрапнул.
Спам посмотрел в сторону, потом в пол. Потом опять на голову на своих коленях.
- Любо-о-о-овь, - протянул он, наклоняясь.
А потом легонько коснулся губами губ мужчины. Тепло подышал на кожу и поцеловал сильнее. Люба слегка пошевелился.
Аккуратно поддерживая его голову пальцами у виска, Спам, неожиданно для себя начал наглеть. Полез языком в рот, хищно втянул воздух, потерся носом о нос. Увидел, как тут же распахнулись глаза прямо напротив.
- М-м-м-м, - попытался возмутиться Люба, но Спам ловко перехватил взметнувшиеся руки и прижал их Любе к груди, крест-накрест.
- Спам? – осторожно подал голос Люба, глядя на него квадратными глазами. – Спам, але!
Спам, у которого внезапно пересохло во рту, судорожно раздумывал, как бы так отшутиться.
- Ну ты даешь.
Люба поднялся, сел, растирая шею. Глянул мельком на сидящего рядом друга и посмотрел на наручные часы.
- Пойду я.
- Ага, - хрипло отозвался Спам.

***
- Серегин, Серегин, иди сюда, - Спам боком подвинулся к решетке и в упор уставился на охранника. – Слышишь?
Охранник, должный Спаму почти пятьдесят тысяч за вчерашний покерный турнир, с ничего не выражающим лицом подошел ближе.
- Чего тебе?
- Где Люберецкий?
- Здоровый такой? Из второй смены?
- Да, здоровый.
- Заболел, вроде, - Серегин потер красноватый нос. – У нас половина состава гриппует.
- Да он в жизни ничем не болел, кроме ветрянки, - злобно буркнул Спам и ударил по решетке кулаком. – А тут уже неделю нет!
Серегин отсутствующе посмотрел на него и пожал плечами.
- А что ты хочешь. Пятый год не можем выбить пластиковые окна в дежурку. Там такие сквозняки гуляют.
На этой лиричной ноте охранник удалился, а Спам, облокотившись на решетку спиной, сполз на пол, уселся, сложив руки на коленях.
Доигрался. Довыпендривался. Достал Любу. И куда?! Куда ему теперь одному?.. Как он будет?
Холодная, мрачная уверенность, что Люба воспринял все это как издевку, затопила все внутри. Нда, эдак он и Фестиваля перещеголял. Спам уперся тыльной стороной ладони в лоб и тяжело вздохнул.
Сидеть на цементном полу было холодно.

***
- Люберецкий!
Спам так быстро пробрался через толпу, что Люба от неожиданности даже воздухом подавился, когда перед его носом возник неприлично радостно улыбающийся Спам.
- Да ты не подходи так близко, болею я, - прогундосил Люба, отталкивая его рукой.
- Так ты че ж, падла, мне не сказал, что болеешь? – прошипел Спам, резко обходя Любу, вставая ему за спину. – Я уже подумал самое страшное.
Плечо Любы равнодушно приподнялось и опустилось.
- Чего ты подумал?
Спам почти уперся подбородком ему в плечо, вдыхая знакомый запах. А он по нему, оказывается, соскучился. А еще от Любы оглушительно пахло лимоном и лекарствами.
- Подумал, что ты на меня обиделся и теперь водиться не будешь.
Спам старательно смотрел в сторону, чтобы никто не подумал, что они с охранником вот так вот запросто стоят и разговаривают посреди двора.
- А чего мне на тебя обижаться? – не меняя тона проговорил Люба и пошел прочь.
Спам закусил губу и проследил, как Люба скрылся в каптерке для охранников.
Обиделся. Ити его в деда мать!

***
- Люба, тс-с-с-с!
Люберецкий едва не сломал Спаму шею, когда тот умудрился пробраться к нему в дежурку, и подкрался к дивану.
- Да ты охренел? – просипел Люба, судорожно оглядываясь. – Ты как тут оказался?!
- Феклистов мне должен, - хмыкнул Спам, плотно прижатый спиной к груди Любы его же рукой. За шею. – Любочка, милый, отпусти, я сейчас задохнусь.
Рука, напротив, сжалась сильнее, надавив на кадык.
- Спам, да ты охренел вконец, - прошипел Люба ему прямо в ухо.
Даже мурашки побежали от теплого дыхания.
- Короче, у нас мало времени.
- Какого еще времени?!
Люба выпустил Спама из захвата и развернул к себе.
- Я так понял, что ты на меня обиделся-разобиделся.
Люба тяжело вдохнул и посмотрел на Спама из под бровей. Спам просто обожал этот взгляд. Особенно сейчас, когда он оказался на коленях перед сидящим на диване Любой.
- Слушай, я старый солдат, и не знаю слов любви, - начал Спам, кладя руки на колени Любы.
- Ты даже не продолжай, - нахмурился тот, накрывая его руки своими, чтобы убрать.
Но Спам только сильнее вцепился в штанины.
- Погоди-погоди.
Спам послушно убрал руки, а потом посмотрел на друга, пошире открыв глаза. Бабам такие штуки нравились.
И тут Люба доказал, что он не баба. Он сграбастал Спама за шкирку и поднял.
- Не смешно, - пробасил он, направляясь к двери.
- У нас есть полчаса, - огласил Спам, аккуратно избегая встречи с мимо пролетающими предметами обстановки. – Я Феклистову весь долг простил.
- Ты в карты пришел поиграть штоле? – буркнул Люба, не выпуская комбинезон.
Спам закатил глаза. А потом ловко заломил Любе руку и перебросил его через себя. Проще простого, если знать, где у человека центр тяжести. А Спам знал абсолютно все про Любу.
Вздрогнули все предметы в комнате, Люба с хрипом выдохнул, а Спам уже сидел сверху, прижимая его руки к полу.
- Любаша, давай по-хорошему!
- Да ты обалдел! – выдал Люба. – Спам, что на тебя нашло?!
- Весна, брат, весна.
Люба никогда мелким не был. Поэтому с габаритами своими справлялся виртуозно.
- Круто, - не смог не признать Спам, секунду спустя лежащий под Любой, крепко прижимавшим его носом к полу. – Хотя и нечестно!
- Сваливай отсюда, - прошипел Люба, боясь, что его услышат. – И шутки свои эти пидорские забывай!
- Пидорские они у Фестиваля, потому что он скрытый гомосек. Точно тебе говорю. Он тебя просто хочет!
- Что, бля?!
- Ничего, бля! А чего он все время к тебе лезет? Трогает?! Почему он тебя трогает?!
- Он меня трогает? – ошарашено переспросил Люба, пытаясь собрать в кучу разбегающиеся мысли.
Спам воспользовался моментом и вывернулся из захвата, перевернувшись на спину.
- Люба, серьезно. Ты правда думаешь, что я могу вот так над тобой пошутить?
- Э-э-э, ну-у-у, - интеллектуально ответил Люба, поджимая губы.
- Двадцать пять минут, сорок три секунды, - напомнил Спам.
Мужчины молча посмотрели друг на друга.

- Так, вставай и иди, - наконец ожил Люба.
- Ни хрена. Я пришел, и я останусь, - Спам закинул руки за голову и широко улыбнулся.
- Не буди во мне зверя!
- Знаешь, что звери делают по весне? – дернул бровкой Спам и заработал свирепый взгляд. – Они тра…
Люба резко поднялся, потянув за собой друга. Встряхнул его.
- Шуточки шутишь, смешно тебе?! – взревел Люба, не выпуская затрещавший воротник.
- Я к тебе пришел с чистыми намерениями, - поднял руки в защиту Спам. – Люб, ты вот зря думаешь, что я этого не хочу. Я очень даже хочу. Я тебе больше скажу – я давно хочу!
- Чего? – Люба попытался отступить, но Спам тут же шагнул следом, ощущая какую-то совершенно бесшабашную веселость, при виде прозрачных голубых глаз, настороженно за ним наблюдающих.
- Чего-чего! – воскликнул Спам, всплеснув руками, как капризная девица. – Двадцать минут! А ну быстро трахнул меня!
У Любы даже глаз дернулся.
- Сейчас же! – приказным тоном потребовал Спам, начиная расстегивать комбинезон.
- Ты окончательно заигрался, - несмело улыбнулся Люба. – Ты там чего, марок что ли с воли закупил?
- Я трезв как никогда, - отрапортовал Спам, отрывая не желающую пролезать в вырез пуговицу. – Люба, я Вас официально хочу.
- Да хорош уже!
- Я-то?! Я-то хорош! Но ты этого не узнаешь, если не попробуешь!
Да, что есть, то есть. Иногда Люба очень туго соображал. Поэтому Спам решил ему помочь. Стаскивая с себя на ходу комбинезон, он двинулся ему на встречу.
И естественно запнулся обо что-то в полумраке и начал падать.
- Блять!
Люба едва успел его поймать за майку. Ткань треснула, Спам упал на пол уже наполовину раздетый.
- О, как оно пошло! – бодро прокомментировал он и споро вскочил на ноги. – Так, все, времени мало. Раздевайся!
- Да я как-то… не готов, - окончательно растерялся Люба.
- Готов - не готов, какая разница, - тряхнул головой Спам. – Сымай портки, сымай тебе говорю.
Люба неуверенно взялся за верхнюю пуговицу, как завороженный глядя на голого по пояс Спама.
- Так, молодец, вторую, - решил его подогнать Спам, подходя ближе и боком, чтобы отрезать путь к двери. – Люба, ты слушай, что я тебе говорю, да? Ты очень большой мальчик. Поэтому мне бы очень не хотелось связывать тебя и пытать, заставляя вступить со мной в половую, так сказать связь. Люба? Смотри на меня. Ты хочешь этого или нет? Или я все неправильно понял? Или я вообще неправильно думал? То есть…
Спам понял, что внезапно железобетонная уверенность стала его покидать, слова стали путаться в голове. Он опустил глаза, посмотрев на почти спущенный с бедер комбинезон.
- Я же…
Люба замер.
- Я же… вроде как… тебя… это! – наконец разродился Спам и сам ошалел от таких слов.
- Это? – переспросил Люба, сглотнув.
- Это, - подтвердил Спам. – Во всех смыслах!
Люберецкий задумчиво пожевал губу, а потом решительно вздохнул.
- Ну раз это, тогда мы просто обязаны сделать это, - расхохотался он. – У меня тоже это, знаешь ли.
- Мы же не про гонорею сейчас говорим? – на всякий случай уточнил Спам, прищурившись.
Люба хмыкнул. Потом заглянул Спаму за плечо и вздохнул.
- Могу предложить только диван.
- А я могу предложить пол, вон то кресло и… - начал было воодушевленный Спам.
Но его крепко и как-то привычно взяли, перекинули через плечо и в два шага донесли до дивана. Шлепнувшись на плоские, твердые подушки, Спам вздрогнул вместе с диваном, Люба дернул за спинку, раскладывая старинный агрегат.
- Все условия, а? – хмыкнул Люба.
- Да раздевайся ты уже, - поторопил его Спам, вцепившись в рубашку и помогая стянуть ее через голову.
Как и все крупные люди, Люба обладал какой-то непонятной звериной грацией. Большой человек с детства привыкает ходить аккуратно. И иногда это настолько входит в привычку, что уже на автомате, он практически незаметно перемещается в пространстве.
Вот и сейчас, Люба как-то внезапно оказался рядом, только жалко всхлипнули старые деревянные ножки. Полоска света расчертила его лицо пополам, высветив губы.
- Ты это… если будет больно… кричи, что ли?
- Маму звать не буду, не боись, - хмыкнул Спам, жадно потянувшись вперед. – Щас же заткнись и приступай!
Люба аккуратно, как-то задумчиво провел рукой от подбородка Спама до пояса, на котором сбился комбинезон, принялся стягивать одежку, задевая самые чувствительные места мужского организма.
Спам многозначительно застонал и дернулся бедрами, помогая себя разоблачить.
- Ты погоди стонать-то, - усмехнулся Люба хриплым голосом, глядя, как у Спама темнеют глаза.
- Некогда, - фыркнул в ответ Спам и потянул пальцы Любы себе в рот.
И пока он тщательно вылизывал крупные фаланги, Люба медленно провел ладонью по внутренней стороне бедра.
- Если будет больно…
- Дам тебе по башке, - отрезал Спам, выпуская пальцы. – Давай, я не стеклянный. Я тебе верю, все ты сделаешь правильно.
-Я постараюсь, - честно ответил Люба, опуская руку.
Спам вздрогнул. Ну да, все ожидаемо, Люба немаленький, ох немаленький. А ведь это только пальцы.
- Спам?
- Нормально все, - прошипел тот с закрытыми глазами. Его рука гуляла по затылку, оглаживая мягкие, светлые волосы, напряженные мышцы плеч. – Люба, давай! Потом будем с поцелуями и радугой.
Люба хмыкнул, облизнув сосок Спама. Тот ответил каким-то ругательством и откинул голову. Выставленную беззащитную шею Люба тут же начал целовать.
- А как ты потом обратно-то вернешься? – внезапно поинтересовался Люба, отрываясь от кожи, отчетливо пахнущий мылом.
Спам даже рассмеялся от абсурдности вопроса, несмотря на нервно поддергивающиеся мышцы на ногах.
- На ковре самолете!
- Слушай, ты точно ничего не принимал?
Спам с трудом продирающийся в реальность сквозь целую массу ощущений, взглянул на Любу. Серьезного, как вся призывная комиссия разом.
- Люба, щас меня не трахнешь, я тебя убью. Выслежу и убью, - пообещал он. – Ты чего надо мной издеваешься?! Хватит там уже приготовлений!
Голос предательски дрожал, а гласные выходили с присвистом. До Любы, наконец, окончательно дошло, что Спам пришел добровольно. С добровольным желанием с ним переспать.
Аккуратно закинув длинные мускулистые ноги себе за пояс, он слегка приподнял Спама за бедра, мысленно перекрестившись. Хотя, в общем-то, верующим никогда не был.
- Блять, - только и смог прошептать Спам. – А я и не думал, что это так больно!
И тут же, словно в опровержение своих слов, вцепился Любе в плечи и потянул на себя. Тот аккуратно начал двигаться, во все глаза наблюдая, как Спам кусает губы, сверкает совершенно черными глазищами и раздувает ноздри своего, во всех смыслах, замечательного носа. Люба всей грудью ощущал дикое сердцебиение Спама. Видел, как кривятся распухшие губы, открывая кромку ровных белых зубов.
Он чуть сдвинулся, продолжая поддерживать Спама под лопатки, как вдруг его стоны сменили тональность. У Любы даже мурашки прошли от этого звука.

Бедный диван скрипел и даже трещал, в задницу Любе нещадно дуло от окна. Синюшный нездоровый свет уличного фонаря превращал тюремный двор, и без того безрадостный, в какую-то площадку для съемок вторжения инопланетян. Охранник Феклистов сидел во второй дежурке, попивая чай с напарником и злорадно размышлял. Он искренне надеялся, что как только Спам обует Любу в карты, то странной дружбе охранника и заключенного придет конец.
- Этот Люба его просто натянет, я тебе говорю, - поделился он соображениями с напарниками. Тот равнодушно пожал плечами.
Картами он не увлекался, про Спама знал только со слов начальников его смены. Поэтому злорадной радости не разделял. Старинные ходки на столе, вмурованные в оловянный бюст Сталина, отсчитывали минуты до полночи.

Спам был такой горячий, что на нем запросто можно было жарить яичницу. Он подавался навстречу Любе, что-то там бормотал пополам с самыми грязными ругательствами, которые знал. А Люба только улыбался, не переставая двигаться, вколачивая Спама в диван. Он упирался вспотевшим лбом Спаму в грудь и просто не мог прекратить улыбаться. Поэтому-то и не поднимал головы, чтобы друг этого не увидел.
Спам обхватил его подмышки, притягивая еще ближе, вплавляя свои ладони Любе в лопатки. Уткнулся носом куда-то за ухом и принялся низко стонать, жарко выдыхая.
Люба потерся виском о висок, слизнув каплю пота с губы. Он уже понял, что Спаму действительно очень нравится его трогать. Тот ни секунды не находился в статике. Его пальцы гуляли где им вздумается, то зарываясь в волосы на голове, то начиная массировать шею, то перетекая на грудь. Спам, словно не мог поверить, что все это досталось ему.
Люба невольно хмыкнул от такой мысли. Только такой ненормальный, как Спам, мог прийти в восторг от обладания Любой.
- Люба, Люба, мне так хорошо, что я щас умру! – зловещим голосом прошептал Спам ему в ухо.
- Я… то есть… - ошарашенный Люба попытался отстраниться, чтобы увидеть лицо Спама.
Но тот вцепился в него как клещ и просто-напросто приподнялся вместе с Любой, когда тот оперся на руки.
- Не-а-а-а, - протянул Спам, вздрагивая. – Хрен тебе…
Люба сообразил, что у друга, наконец, наступает разрядка и слегка успокоился. Пока ноги на его талии не начали сжиматься так, что затрещали ребра. Между телами стало мокро, но Спам только еще крепче держал его за плечи, громко и хрипло дыша.
- Люба давай, а то я сейчас вырублюсь.
Люба закрыл глаза, позволяя себе, наконец, хоть немного расслабиться. Опустил Спама на спину. Руки того устало упали по бокам.
Люба позволили себе пару секунд просто смотреть на родное, расслабленное лицо с полуприкрытыми глазами, а потом принялся вбиваться в Спама так, что у проклятого дивана наконец хрустнула ножка.

- Какой-то ты сегодня молчаливый, - довольный Феклистов прогуливался вдоль камер и с интересом заглянул к Спаму.
Тот лежал на боку, подложив одну руку под голову, а вторую зажав между коленями. Выглядел заключенный, и правда не очень. Какой-то взъерошенный, помятый. Почему-то укрытый одеялом только со спины, наполовину.
- Чего тебе? – вяло поинтересовался Спам и зевнул, показывая зубастую пасть.
Феклистов недовольно глянул на ряды белых зубов и задумался. Спам ему не понравился сразу. Какой-то слишком… подозрительный. Манеры, хватка, боевые приемчики. Он сразу решил, что Спам либо засланец спецслужб, либо уволенный из их рядов.
- Как вчера с Люберецким посидели? – сладенько поинтересовался Феклистов. – Срубил с этого олуха бабла?
- Его айкью перекрывает твой на пару сотен позиций, - лениво отозвался Спам и опять зевнул. – Скройся, не мешай спать.
Заключенный закрыл глаза, вздохнув. Феклистов зло сматерился и затопал вниз.

Ровно в два сирена оповестила о начале обеда. Морщащийся Спам неторопливо дошел до раздачи, тщательно перебирая в голове все события прошедшей ночи. И так задумался, что не сразу увидел быстро идущего к нему мужчины с заточкой.
Однако реакции тела оказались быстрее все еще пребывающего в мечтах мозга. Руки схватила нападавшего, разбив ему об голову поднос. А пальцы, уже не дрожащие, умело перехватили рукоять ножа.
- Совсем охренел? – заорал Спам. – Жить надоело?!
За его спиной тут же взвыли заключенные, затопали ногами. К ним рванулись охранники.
- Да етить тебя налево! – прогрохотал знакомый голос. – Издеваешься что ли?!

Они молча шли по коридору. Спам не оборачивался, а Люба привычно топал чуть позади, за левым плечом.
- Не твоя же смена, - бросил Спам.
- Моя не моя, начальника не волнует.
До кабинета осталось совсем чуть-чуть.
- Живой?
- Как видишь.

В кабинете пахло застарелым сигаретным дымом, пылью и ветхостью. А еще влажностью. Спам сморщил нос и хмыкнул.
…начальник орал долго и со вкусом. И про то, что ему, Спаму, должна вся тюрьма, и что он драки затевает чуть ли не каждый день. И что…
- Да не он это! – возмутился Люба.
- А ты вообще молчи, - оборвал его начальник, вытирая потное лицо давно нестиранным носовым платком. – Скажи спасибо, что я тебе позволяю с твоей принцессой вошкаться!
- Спасибо, - буркнул Люба, уставившись на носки ботинок.
- Есть у меня встречное предложение, - внезапно прорезался голос из темного угла кабинета.
Спам и Люба, как по команде посмотрели в ту сторону. Спам ядовито ухмыльнулся, Люба нахмурился.
- Как насчет интересного задания в приятной компании? – поинтересовался Гудвин, материализовываясь из темноты, словно вампир. Впрочем, выглядел он соответствующе. – Соглашаетесь, сейчас же все трое уходим отсюда.
- Я вам не мешаю? – возмутился начальник тюрьмы.
Никто не обратил на него внимания. Умные, насмешливые глаза Гудвина скользнули по Любе, остановились на продолжающем ухмыляться Спаме.
- Ну так как?
- Пошел на хер, - одновременно и очень четко отозвались оба мужчины. Переглянулись, молча обменялись каким-то мнением, и вновь уставились на Гудвина.
Тот в немом удивлении приподнял брови.
- Мне через полгода выходить, нахер ты мне сдался, - пояснил свою мысль Спам.
- Люба? – неверяще спросил Гудвин.
- А что Люба, я с ним, - кивнул на друга тот. – Вали-ка ты, Великий и Всем Могущий. Некогда нам.
Начальник вообще перестал улавливать суть происходящего, однако все еще старательно не смотрел в сторону жуткого высоченного мужика в черном костюме. Когда такие наведывались в тюрьму, случались только одни неприятности.
Мужик, тем временем, молча кивнул и резко вышел, умудрившись толкнуть плечом обоих, и охранника и заключенного.
- Свободны, - на выдохе выдал начальник, и вновь утер лицо платком.

- Будешь хорошо себя вести, тебя через два месяца выпустят, - проинформировал Люба, идя по пятам, по привычке наступая только на белые кафельные плитки.
Спам размашисто наступал на все подряд.
- Только больше без драк, карточных игр и пари, - продолжал бубнить Люба.
Молчащий Спам настораживал его похлеще той самой тишины, которая наступает на поле боя перед каким-то особо извращенным пиздецом. Он, наверное, вчера сделал что-то не так. Он бросил быстрый взгляд в прямую спину, шагавшую впереди.
- А ты знал, что начальник шлюх сюда по вечерам водит? – внезапно поинтересовался Спам через плечо.
- Знал, конечно, - растерялся Люба.
Спам остановился так резко, что он налетел на него. Толкнул и тут же отступил назад.
- И что это единственное место в тюрьме, где нет камер, тоже знал? – хитро прищурившись, спросил Спам поворачиваясь.
Люба заметил у него на скуле тонкую царапину. Наверное, вчера где-то рассадил.
- Не знал, муляжи что ли? – он кивнул на черные блестящие полусферы под потолком.
- А то ж.
Спам дернул носом, шмыгнув, а потом медленно приблизился к Любе. Словно обнюхивая его, он поднялся по шее губами. Улыбнулся расширившимся глазам и поцеловал, по-хозяйски запустив язык в рот. Еще и жвачку спер на прощанье.
Люба очнулся, только на звук звякнувших наручников.
- Обязательно с ними попробуем, - проинформировал его Спам, подышав в уголок губ. – Только руки, чур, спереди пусть будут.
-Ага, - только и смог сказать Люба.
Спам задумчиво подвигал челюстями.
- Лимонная. Ты лимоны любишь, Люба?
- Люблю.
Спам принялся жевать, продолжая ухмыляться. Люба поджал губы и улыбнулся.
- Ты такой чудила, Спам, прямо диву даюсь.
Спам весело пожал плечами и бодро развернулся.
- Никаких игр, никакого покера, никаких драк, - отрапортовал он. – Будем свободны как ветер. Кстати, как ты объяснил сломанный диван?
- Да чего там объяснять, он уже и так на ладан дышал, - пропыхтел Люба, пытаясь вытащить початую пачку Дирола из кармана. – Повернулся неудачно и все. С моими-то габаритами…
Спам громко фыркнул.
- Охренительные у тебя габариты. Прям самое оно.
Люба дернул бровями и неверяще улыбнулся, однако до конца дня так и продолжал ходить в приподнятом настроении.

***
Было так жарко, что перед глазами все плыло. В воздухе жужжали пчелы, с тяжелым стрекотом проносились стрекозы, обитавшие на реке через небольшой пролесок. Зеленые тени шевелились от ветра, шуршала листва, тонко и пряно пахло хвоей. Хрупкий, какой-то стеклянный воздух пронизывало тонкое дребезжание, словно где-то вдали ударили по хрустальному бокалу.
Обжигающие потоки воздуха чередовались с приятным, прохладным ветерком, пахнущим свежескошенной травой.
Спам настолько разомлел, что, как ему казалось, слился в единое целое со старым деревянным лежаком. Он лениво развалился в теньке, раскинув руки и ноги в сторону. Конечности свободно свисали с краев лежака. Правая нога, выступавшая из тени, уже начала краснеть, но Спам этого не замечал. Он глубоко и ровно дышал, почти уснув.
Грудь и лицо слегка поблескивали от пота. Ему было лениво поднимать руку, вытирать. Он уже пожалел, что нацепил в такую жару бермуды. Хотелось вообще лежать голышом.
Тем паче, что вряд ли кто-нибудь без спроса зашел бы на их участок, да еще и на задний двор. А даже если бы и зашел, что с того?
Мысли тонули в жарком мареве.
- Сгоришь, - предупредил глухой голос.
- Так хоть не на работе, - вяло отозвался Спам.
Его краснеющую ногу подняли за щиколотку и убрали в тень.
- Хочешь квасу? Из подпола достал. Ледяной, собака.
- Хочу.
Спам открыл рот, не открывая глаз. Рядом скрипнул лежак, и отчетливо хмыкнули.
- Задохнешься ведь.
Слева еще отчетливее запахло солнцем и травой.
- Вот не лень тебе в такую жарищу траву косить, - удивился Спам, открывая глаза и глядя на кувшин с квасом, уже покрывшийся капельками влаги.
Люба взмахнул пальцами, указывая на пустой стакан.
- Заколебался ходить до дома по этим джунглям, - отозвался Люба, прикрывая лицо кепкой.
На нем были домашние серые штаны, подвернутые до волосатых лодыжек. Ступни были желтоватыми от пыли. Спам лениво водил глазами по мощному, ничуть не загоревшему торсу. Не смотря на то, что они одинаковое время проводили под солнцем, Люба так и продолжал оставаться бледным. Тогда, как Спам уже закоптился, почти до черноты.
- А я знаю, почему ты не загораешь, - брякнул Спам, хватая Любин стакан и делая щедрый глоток.
- Ну?
- Блондинки не загорают.
- А тебя скоро будут принимать за мавра, - хихикнул Люба, приподнимая кепку и сверкая из-под козырька голубыми глазами. – Мне начинать учить молитвы?
- Если только будешь по мужикам шляться, - отрезал Спам, который уже заприметил пару соседок, с интересом поглядывавших на полуголо Любу, носящегося по участку, то кося траву, то помогая соседу вспахивать поле, то вытаскивая соседский же трактор. Голыми руками.
Сам Спам старался поменьше попадаться на глаза, все еще не до конца придя в себя на свободе.
- А кузнец-то у нас, ого-го, - продолжал веселиться Люба. – Ручищи какие, видел? И борода. Бляха, как из сказки.
- Сам ты как из сказки, - пробурчал Спам, еще отпивая.
В воздухе пропела какая-то пичужка. Внаглую уселась на колышек от навеса и принялась глядеть на мужчин то одним, то другим глазом.
- А как он подковы кует, ты бы видел, - продолжал Люба, не замечая пристального взгляда Спама. – Искры во все стороны. Властелина Колец смотрел? Там… Эх!
Спам со всего маху уселся сверху, сбив Любе с лица кепку.
- Ты чего?!
- Ничего. Не сметь при мне всяких мужиков обсуждать.
- А я не обсуждаю. Он правда такой… сказочный, - удивленно закончил мысль Люба. – Спам, ты чего гонишь? Я тебе гей что ли, чтобы на мужиков западать?
Спам от души расхохотался и прищурился.
- А то, что ты со мной спишь, это значит не гомосекство?
- Гомо… что?! Дурак ты.
Люба попытался спихнуть с себя наглеца, но тот только удобнее расположился, схватившись за потянувшиеся к нему руки.
- Одно дело мужики, другое дело ты, - пояснил сам себе Люба.
- Я особенный? – с вызовом поинтересовался Спам.
- Конечно, - словно само собой разумеющееся подтвердил Люба. И даже фыркнул, мол, вот ты и дурак, такое не знать.
Спам вздохнул. Посмотрел в сторону поля, на котором покачивалась трава от легких порывов ветра.
- Короче, Люба. Слушай сюда. Повторять не буду.
Люба напрягся, нахмурившись.
- Сам знаешь, я падла редкостная... Чего ты киваешь?! Погоди, я не закончил. Падла и скотина. Но я тут, сейчас, с тобой. И это все, чего я хочу. Понял?
- Понял, - серьезно ответил Люба.
- Не слышу уверенности в голосе.
- Понял!
В обжигающей тишине что-то громко грохнуло. Кто-то приглушенно начал ругаться. Два голоса удалялись к реке, перекрикиваясь.
- Вот ни разу не пожалел, - потянулся Спам.
- Что мы Гудвина послали? – усмехнулся Люба, сразу сообразив, о чем говорит друг.
- М-м-м, - кивнул Спам, поерзав. – Может, карьеру еще заканчивать и рано, но только не в его компании.
- Согласен, - отсутствующе отозвался Люба, рассматривая блестящий торс.
Спам, заприметив взгляд, которым его обдал Люба, нарочно потянулся сильнее, выставляя напоказ мускулы, заходившие под бронзовой кожей.
- Не-е-ет, Люба, ты все-таки гомосек, - пропел Спам и ущипнул себя за соски.
Люба тут же пришел в себя, резко сбросил Спама с себя и в мгновение ока схватил кувшин с квасом.
- НЕТ! – заорал ошпаренный Спам, когда его убегающую спину догнала волна из ледяного кваса. – Твою мать, Люба! От же ж блять! От…
Люба умудрился его догнать и сбить с ног, они укатились в траву по невысокому пригорку.
- Блять, я теперь весь липкий и кислый, - скривился Спам, принюхиваясь. К щеке прилипла травинка.
Люба, заслоняющий своей широкой спиной солнце, только хмыкнул и на пробу провел языком по ключица Спама.
- Соленый.
- Ты мне жопу оближи, - зло посоветовал Спам. – Она точно кислая.
Люба с выражением лица «ну надо, так надо», ловко перевернул Спама.
- Э, нет. Кончай. Не хочу… Люба, что ты творишь… А если соседи услышат?!
- А ты не кричи, - спокойно посоветовал Люба, стаскивая со Спама бермуды. – Песенку пой.
- Пе… песенку?! Да ты охреневший коз… ох…
Спам тут же сжался, выгибая спину. Широкая ладонь привычно подхватила его под грудь, притягивая назад. Спам закусил губу и откинул голову Любе на плечо, радуясь, что на заднем дворе еще никто не косил эти дикие заросли.
Запахи тут же стали острее, жара невыносимее, звуки громче. А потом все пропало, кроме жара внутри и мерных сильных толчков. Теплый язык скользнул по его лопатке.
- Я же сказал жопу, а не спину, - на последнем издыхании сообщил Спам, забрасывая руку назад и вцепляясь Любе в затылок.
- И до жопы дойдем, - пообещал Люба, горячо дыша в щеку. – Хорошо ль тебе девица?
- Хорошо, дедушка, - придушенно отозвался Спам, которому хотелось и расхохотаться и расплакаться от удовольствия одновременно.

***
- Давно? – Лиса старательно шинковала лук, до предела отвернул голову.
- Уже год почти, - Гудвин развалился на диване и читал Коммерсанта.
- Попробуешь еще раз? Может они передумали?
- Да куда там… - он перелистнул страницу. – Фестиваль же тоже не согласился. Сученыш черномазый.
- Достал ты их, - безжалостно отозвалась Лиса, вытирая с лица слезы запястьем. – Может Скифа заслать?
Гудвин задумчиво пожевал губу.
- А знаешь, может оно и к лучшему.
- То есть?!
- Если бы они тогда согласились, мы бы попали на ту проклятую базу, - задумчиво проговорил Гудвин. – Хуяк, и нету нашего отряда. Там без вариантов все было. Только Доктора вытащили, который в команде был. До сих пор в госпитале.
- Если бы, да кабы, - протянула Лиса, которой до смерти надоело играть в хозяйку. – В любом случае, попробуй еще раз.
- Что мне за это будет? – тут же поинтересовался Гудвин.
Лиса обернулась, уперла руку с ножом в бедро.
- Я тебя во сне не прирежу!
- Моя девочка, - ухмыльнулся Гудвин.

***
- Вот, - Фестиваль лениво опрокинул очередную стопку и тоскливо вздохнул.
Скиф покивал и закусил вяленым кальмаром недельной давности. Кальмар хрустел, как чипсы.
- Может, Лиса и права, - заметил Пай, делая глоток уже нагревшегося пива. – Надо их найти и поговорить.
- А я Любу обижал, он меня не любит, - промямлил Фестиваль, уже почти уснувший на столе.
Скиф покатал на языке льдинку из своего виски.
- Если ты думаешь, что хоть раз его обидел, то ты себе льстишь, - хмыкнул Пай.
- Короче, вот.
На стол легла рука, а когда убралась, то Скиф с удивлением посмотрел на маленький белый обрывок тетрадного листа.
- Пи-и-и-исьма, письма лично на почту ношу. Словно я роман с продолженьем пишу, - запел вдруг Фестиваль.
- Где ты адрес достал?
- А то мне сложно, - возмутился Пай.
Скиф согласно кивнул и поднял свой стакан. Они чокнулись.
- Где ты моя черноглазая, где, в Вологде-где-где-где, в … в пизде!
- Его только могила исправит, - поморщился Пай, однако поднял голову Фестиваля и затащил под нее меню, чтобы тот не лежал щекой на грязном липком столе. – Ну что, поедем уговаривать?
Скиф задумчиво принялся ковыряться в зубах обломком зубочистки.
- Можно попробовать. Нахрен мне сдалась эта новая команда. Видел этих малолетних хлыщей, переигравших в Кол оф дьюти? Смотреть смешно.
- Что наша жизнь, - изрек не желающий выпадать из разговора Фестиваль.
Пай и Скиф переглянулись.
- Слушай, а сейчас для въезда на Украину нужна виза?

***
Под лампой в абажуре уже кружилась мошкара и одинокий мотылек. Спам с самым каменным выражением лица сидел напротив Любы, посасывая чайную ложку, время от времени зачерпывая ей варенье из пиалы.
Люба краснел, бледнел, злился, но никак не мог понять, почему опять проиграл.
- Люба, - сурово начал Спам. – Я же тебе уже объяснял. Все просто.
- Да иди ты! – дернулся Люба и бросил карты на стол. – Ничего не понятно.
- Да чего тут понятно? Чего понятно?! – начал орать Спам. – Считай карты, просто считай и все!
- Ты чего-то не договариваешь, - подозрительно заключил Люба.
- Вот как, - поднял брови Спам и нехорошо усмехнулся. – Тебе, наверное, стимул нужен. А, Люб?
Тот мрачно на него посмотрел и собрал разлетевшиеся по столешнице карты.
- Я тебе последний раз говорю, надо считать карты. И простенькие трюки. Я их тебе тоже показал.
- Шулер.
- А кто же отпирается. Короче. Давай последний кон. Выиграешь, я все поле за тебя выкошу.
- А не выиграю?
-Будешь моей сучкой всю неделю, - зловеще завершил Спам.
- То есть? – не понял Люба.
- Что есть, то есть, - отрезал Спам. – Будешь моей девушкой, сладкая попочка.
Люба от такого скривился, но промолчал. А потом кивнул.
Спам, не ожидавший такой быстрой победы, да и не желавший делать Любу своей девушкой, настороженно кивнул в ответ.
- Сам мешай и раздавай, чтобы не говорил потом, что я жульничаю, - пробурчал он, перекатывая ложку из одного уголка рта в другой.
За окном мягкие сумерки наползали на деревню. Громко кричали козодои у реки.
- Дождь будет, - прокомментировал Спам.
Люба молча кивнул и раздал карты.
- Ну, понеслась…

***
- Скиф, Скиф, сука, ты куда нас завез?
Мелкому Фестивалю трава доставала почти до макушки. Однако и рослым Паю и Скифу приходилось не лучше. Машина почти час назад встала на пустынной ночной сельской дороге. Ориентируясь по звездам и небольшой карте, мужчины двинулись в путь, решив срезать через луг.
Однако они недооценили коварство украинской земли, и скоро брели по болоту, утопая ногами в мерзко воняющей жиже.
- Сусанин, блять, - продолжал бушевать Фестиваль.
- Да заткнись ты уже. Чуешь, водой пахнет. Мы сейчас к реке выйдем! – оборвал его Пай, залюбовавшийся отражением луны в озерцах стоячей воды.
- И дальше что?!
- Дальше по навигатору, - рявкнул Скиф. – Заткнись и шагай, недоросль!
- Переросль, - отозвался Фестиваль.
И тут же ушел в воду с головой.

***
Люба неверяще смотрел на стол. Спам обреченно вытащил ложку изо рта.
- Люб…
- Так.
Мужчина резко встал, шаркнув стулом по половицам. Спам не торопился подниматься.
- Люба, сядь.
- Нет уж, раз договорились, - сурово припечатал Люба.
- А кто сказал, что я хочу вот прям щас, и вот прям здесь? – резонно заметил Спам и успокаивающе улыбнулся. – Люба, сядь.
- Не сяду.
Люба протопал в соседнюю комнату. Скрипнули пружины кровати. Раздался тоскливый вздох. Спам не смог подавить радостной ухмылки. Он обожал, когда Люба вот так вот старательно переживал. Глаза у него становились прозрачные-прозрачные, пухлые губы обиженно надувались.
Что может быть лучше примиряющего секса? Насвистывая себе под нос, Спам собрал карты, выключил свет и осторожно двинулся в спальню.
- Люба?
- Отвяжись.
- Люба, надо уметь проигрывать, - протянул Спам, глянув на широкую спину, прикрытую цветастым ситцевым одеяльцем. – Ты ж условия помнишь?
Люба перевернулся на спину и замер. Спам внутренне хихикнул. Смотри-ка, королева-девственница! Еще руки на груди скрестил бы, мученик! Решив еще его помучить, Спам медленно залез на свою половину. Лег на бок, уперевшись локтем. И подпер щеку ладонью.
Люба молча пялился в потолок. Спам задумчиво поворошил волосы у него на голове, провел пальцами по нижней губе. Трогать Любу ему всегда очень нравилось. А уж когда Люба был весь такой недотрога, еще больше!
- Ну-ка, красавица, улыбнись!
Спам не собирался долго выделываться и притворяться, что сейчас будет Любино посвящение в таинства секса снизу. Просто… у него было такое лицо, что Спам не удержался.
Залез сверху, прихватив Любу за бедро.
- Ручки.
Люба послушно поднял руки вверх, позволяя стащить с себя футболку. Спам с удовольствием поерзал, прислушиваясь к Любиному дыханию. Ишь ты, какой стойкий оловянный солдатик! Спам аккуратно чмокнул его в подбородок. Потом в шею, потом медленно и тщательно стал покрывать поцелуями грудь.
Сердце под его губами забилось все-таки чуть быстрее, а дыхание стало глубже. Спам поздравил сам себя, и двинулся ниже. Стянул с Любы домашние штаны. Тот напрягся.
- Знаешь, я сейчас вспомнил басню про Моську и Слона, - внезапно выдал Спам и прыснул Любе куда-то в пупок.
Тот неожиданно расслабился и неуверенно улыбнулся.
Спам даже почувствовал, как Люба задышал свободнее. Ну и замечательно. Змеиными ловкими движениями он окончательно сполз в изножье кровати и прицелился Любе на самое дорогое. Люба охнул, вцепившись Спаму в отросшие волосы, когда тот взял в рот его член и начал медленно и не торопясь выпускать его, лаская языком.
- Ты…
- Я-а-а-а, - протянул Спам, довольный результатом, и тут же продолжил свое занятие.

***
- Ненавижу вас, мужики, - искренне поведал совершенно мокрый Фестиваль, когда его все же удалось вытащить, перетоптав половину болота и распугав всех лягушек. – Какой вы к хренам спецназ!
- Да ты, вообще-то сам туда провалился, - напомнил ему Пай, глядя, как Скиф выливает из ботинка болотную жижу. – Вон она, река-то.
Еще прошуршав в камышах, мужчины вышли на песчаный берег, одновременно вздохнув. Скиф извлек из кармана почти севший навигатор и глянул на загоревшийся экран.
- Всего-то ничего. Два километра выше по течению. И на горе будет их дом.
Фестиваль прокомментировал это сначала по-португальски, потом по-украински, а под конец добавил на русском все, что думает о Скифе, Любе, Спаме и их долбанном домике в деревне.
- Пошли, полиглот, - хмыкнул Пай, хлопая его по плечу и пристраиваясь за Скифом.
- Как ты меня назвал?! – проорал Фестиваль, услышав только последнюю часть слова.
- У тебя спертмотоксикоз, что ли? – не выдержал Скиф.
- Это у меня-то?! – бросился на него Фестиваль.
Глядя, как двое мужчин упали в реку, взметнув тучу брызг, Пай умиротворенно вздохнул и присел на траву, ожидая окончания битвы. Уловив в ночной птичьей разноголосице козодоев, он задумчиво принюхался. Так и есть, пахло надвигающейся грозой.

***
- Что б меня, - ошарашено проговорил Люба. – Пай?!
- Собственной персоной, - отозвался тот, кивая. – Рад видеть. Ох, как я рад тебя видеть!
Он крепко пожал Любину руку и улыбнулся.
- А это что еще за нафиг?!
- Сам такой, - сердито отозвался Фестиваль, подтирая льющуюся из разбитого носа кровь. – Лед есть?
- Есть, - обалдело ответил Люба, наблюдая, как из темноты выныривает Скиф весь в грязи и с подбитым глазом. – Ребята, вы откуда?!
- Машина встала на повороте в Митино, - пояснил Скиф, почесывая расцарапанную щеку. – Антисептик какой есть? А то у этой скотины бешенство!
- У какой?
- У меня, - поднял руку Фестиваль. – Ну так чо, в дом-то пригласишь?

Спустя полчаса все расселись за столом, одетые в сухое и чистое. Фестиваль прижимал к переносице упаковку замороженных опят только что из морозилки. Пай старательно клеил Скифу лейкопластырь на щеку, А Спам наблюдал за всем этим с такой ухмылкой, что с нее можно было нацедить яда и пойти травить колодцы.
Люба метался между комнатой и кухней, расставляя на столе нехитрые закуски.
- Прямо до Митино ходит электричка, - проинформировал бывших соотрядников Спам. – А от станции до нас рукой подать.
Фестиваль бросил на него мрачный взгляд и еще крепче прижал опята.
- Какие-никакие, приключения, - ухмыльнулся Скиф, заблестев глазами при виде бутылки водки.
За окном раскатисто, с оттягом громыхнуло.
- Вовремя успели, - заметил Пай, сметая в кучку упаковки от лейкопластыря.
- И что за внезапное появление? Чем обязаны? – Спам сел вполоборота, скосив глаза на насупившегося Любу.
- Гудвин собирает команду, - почему-то первым ответил Фестиваль. – У вас тут, конечно, пастораль и салфеточки, вышитые крестиком. Но, ребят, вы же знаете, что ваше место не тут.
- Это он вас послал? – протянул Люба.
- Вообще-то, идею заронила Лиса, которая с горя уже даже пить бросила, - ответил Скиф, улыбаясь. – Консервировать научилась. Прикинь!
Умеющая закатывать помидоры Лиса никак не желала укладываться в голове и Спам с Любой одновременно хихикнули.
- Нам новых бойцов зачислили, - продолжил Пай. – Малолетки зеленые. Гонору – во! А умений…
Люба почесал подбородок с пробивающейся щетиной и молча посмотрел на молчащего Спама, считающего клеточки на клеенке.
- То, зимнее задание, из-за которого нас первоначально хотели собрать, с треском провалилось, кстати, - опять ожил Фестиваль, слизывая каплю с носа от начинающих подтаивать грибов. – Так что, если вернетесь в команду, к нам привяжут только одного Дока. Умудрился единственный там выжить из всего отряда. Ушлый чел, но толковый, вроде.
- До конца лета никуда не поедем, - твердо ответил Спам. – Что думаешь?
- А что, я как все, - хмыкнул Люба, подливая водки Фестивалю.
- Все как всегда, - фыркнул тот, но стопку все же взял. – Как, блять, все просто. Можно было не ехать в такую даль.
- Падла ты, - беззлобно сказал Спам, беря свою стопку в руки. – Ну что, за встречу?
Мужчины чокнулись и выпили, поморщившись. Фестиваль бодро откусил кусок льда с отмерзшей стороны и прожевал.
- А когда тут электричка ходит? – поинтересовался Скиф.
- Оставайтесь, - внезапно предложил Люба. – Тут на участке еще баня есть, над ней комната здоровая. Прям для тебя, девок водить.
Фестиваль хмыкнул и покивал.
- Он тут будет популярностью пользоваться, - расхохотался Спам. – А как всех девок перепортит, сворачиваем фестиваль и уезжаем. Прямо у реки дом стоит. Там только дверь навесить и жить можно.
- Лето в деревне, - мечтательно протянул Пай.
- А что бы и нет, - внезапно громко согласился Скиф. – Нужен нам отпуск или нет?!

***
- Тут?
Лиса прикрыла глаза козырьком от солнца и кивнула. Пройдя скрипучую калитку, она огляделась.
- Эй, хозяева?!
По участку носились оголтелые пчелы, стрекотали какие-то птицы. В воздухе стояло такое громкое гудение, словно рядом работала трансформаторная будка.
- Может за домом? – предположил Гудвин. Намотанная на голову футболка уже не спасала его от жары.
За домом обнаружилось пять лежаков с пятью телами сверху. Тела мирно спали.
- Я так понимаю отряд в сборе, - констатировал Гудвин, тут же ныряя в тень под навес.
- А я знал, что так будет, - буркнул Фестиваль и перевернулся на другой бок. – Скажите, что вы привезли пива. А то тут до ближайшего магазина – километр пешком.
- Привезли, - расплылась в улыбке Лиса. – А еще лежак есть?
- Покрывало в доме возьми и ложись так, - сонно отозвался Спам и хлопнул Любу по руке. – За каким хером ты предложил им остаться? Смотри, их все больше! Как тараканов!
- Ты согласился, - пробурчал Люба из-под своей извечной кепки и поерзал, устраиваясь поудобнее.
- Я так понимаю, это да? – поинтересовался Гудвин ответом на незаданный вопрос.
- Можете занять второй этаж, - недовольно процедил Спам, судорожно представляя себе, как теперь будет валять Любу на сеновале.
Давно хотели попробовать, да все времени не находилось. А вот теперь, при полном участке народу – самое оно.

***
-Я тебе точно говорю, Михална, они эти, как их, фетишисты!
- Та не… там слово-то, етить его, немецкое…
- Че-то… что-то со свиньями…
- Свингеры! О, точно! К ним сегодня еще двое приехало! Да еще и баба. Тощая правда, но им-то, извращенцам какая разница?
- Ой, чего только в жизни не бывает…

@темы: творчество: фанфикшен, кино: Параграф 78

Комментарии
2013-03-31 в 16:36 

Leda Rius
"Любви моей не опошляй своим согласьем рабским, сволочь!"
мурмурмур! :heart:

2013-03-31 в 16:38 

В жопу раненая Рысь
ВСТАВАЙ! ВРАГ У ВОРОТ! ВРАГ У ВОРОТ!
поправила... хотелось уже заново переписать :facepalm:

осталось дождаться от тебя студентиков)))

2013-03-31 в 16:40 

Leda Rius
"Любви моей не опошляй своим согласьем рабским, сволочь!"

2013-03-31 в 16:48 

В жопу раненая Рысь
ВСТАВАЙ! ВРАГ У ВОРОТ! ВРАГ У ВОРОТ!
Leda Rius, пойду посмотрю)))

2013-04-01 в 05:52 

В жопу раненая Рысь
ВСТАВАЙ! ВРАГ У ВОРОТ! ВРАГ У ВОРОТ!
Leda Rius, а я тебе говорила!

в кино уже убегала, забыла!

2013-04-01 в 07:20 

Ise_Nanao_82
— Кто-то вызвал Патронуса? Что это было?— Танк. Огромный серебряный танк. Он несся над озером, и это было прекрасно
Leda Rius, блин, пардон, понравился, конечно
мне вчера муж с сыном моск выносили весь вечер.... фик 2 часа читала...
а последний абзац с бабами - это точно полный абзац - ржала в голос :gigi:

2013-04-01 в 09:29 

VeraVicca
Vita brevis, ars longa, occasio praeceps, experimentum periculosum, iudicium difficile
Бля, вот это я понимаю "с добрым утром"

:red:

2013-04-01 в 09:41 

В жопу раненая Рысь
ВСТАВАЙ! ВРАГ У ВОРОТ! ВРАГ У ВОРОТ!
VeraVicca, :goodgirl:

несло меня, что уж тут)) да и Леда дровишек подкидывала :lol:

2013-04-01 в 11:10 

VeraVicca
Vita brevis, ars longa, occasio praeceps, experimentum periculosum, iudicium difficile
2013-04-01 в 14:22 

Leda Rius
"Любви моей не опошляй своим согласьем рабским, сволочь!"
VeraVicca, а мой фик тебе как? :shy:

2013-04-01 в 14:53 

VeraVicca
Vita brevis, ars longa, occasio praeceps, experimentum periculosum, iudicium difficile
Leda Rius, а твой фик мне спать не давал два дня. Но у меня только стоны, их в комментах писать не комильфо)))

2013-04-01 в 14:54 

Leda Rius
"Любви моей не опошляй своим согласьем рабским, сволочь!"
VeraVicca, ну чо ты, постони для меня, мне радостно будет :evil: :lol:

2013-04-01 в 15:36 

В жопу раненая Рысь
ВСТАВАЙ! ВРАГ У ВОРОТ! ВРАГ У ВОРОТ!
Leda Rius, так, што за посторонняя реклама?! XD

2013-04-01 в 16:00 

Leda Rius
"Любви моей не опошляй своим согласьем рабским, сволочь!"
2013-04-04 в 15:38 

SHERLOCK_RDJ
Stay frosty.
- Этот Люба его просто натянет, я тебе говорю, - поделился он соображениями с напарниками. :lol::lol::lol::lol:
Черт, ну как ты так пишешь, вроде бы слеш, так я весь текст проржала как гиена :lol::lol::lol::lol:

2013-04-04 в 15:42 

Leda Rius
"Любви моей не опошляй своим согласьем рабским, сволочь!"
SHERLOCK_RDJ, Она такая вот коварная женщина, да )

2013-04-04 в 16:09 

SHERLOCK_RDJ
Stay frosty.
Leda Rius, да вопще, я никак не могу перестать ржать, я же второй щас фик перечитала:lol: Все-таки стеб никто не пишет лучше!

2013-04-04 в 17:47 

Leda Rius
"Любви моей не опошляй своим согласьем рабским, сволочь!"
SHERLOCK_RDJ, ну а как же сам слэш? :eyebrow:

2013-04-04 в 18:00 

В жопу раненая Рысь
ВСТАВАЙ! ВРАГ У ВОРОТ! ВРАГ У ВОРОТ!
SHERLOCK_RDJ, ты бы знала, как мы этот фик с ледой писали. я ей предложение - она ржет. я ей два - она опять ржет. вот так вот и писали XDDDD

2013-04-04 в 18:01 

Leda Rius
"Любви моей не опошляй своим согласьем рабским, сволочь!"
В жопу раненная Рысь, дыа, было круто. :evil::evil::evil:

2013-04-04 в 18:01 

SHERLOCK_RDJ
Stay frosty.
В жопу раненная Рысь, и я ее понимаю!!!:D
Leda Rius, слеш хороший, забористый!!!:yes:

2013-04-04 в 18:03 

Leda Rius
"Любви моей не опошляй своим согласьем рабским, сволочь!"
SHERLOCK_RDJ, Вот больше никто не умеет писать стебный слэш так же круто как моя Танечка! :evil: Впрочем, когда она пишет серьезный, драматический слэш - он тоже получается охуенно. :crazylove:

2013-04-04 в 18:07 

SHERLOCK_RDJ
Stay frosty.
2013-05-17 в 14:22 

kassara
Пришел как-то Змей Горыныч домой после попойки, а жена ему: «А ну, дыхни!». В общем, глупая, нелепая смерть!
Мой низкий поклон автору! :red::red::red: Давно такого удовольствия от чтения фиков не получала.:heart:

2013-05-17 в 16:19 

В жопу раненая Рысь
ВСТАВАЙ! ВРАГ У ВОРОТ! ВРАГ У ВОРОТ!
kassara, рада стараться)))

2013-10-17 в 05:25 

Хреновый писатель, отличный читатель.
Класс:)

2016-09-19 в 17:10 

victor
hääyöaie -- планы на брачную ночь
аы)))) отлично же х)))))):heart:

     

Анатолий Белый

главная