Leda Rius
"Любви моей не опошляй своим согласьем рабским, сволочь!"
— Совсем недавно вы снимались у 80-тилетнего Александра Митты в фильме «Шагал – Малевич». Когда мы увидим кино?

— Cъемки закончились, ориентировочно картина выйдет осенью-зимой этого года. Могу сказать, что я встретился с живым классиком! Говорить о сложности его характера – это значит быть близоруким. Он – это огромная творческая энергия, которая бьет ключом. Его захлестывают эмоции, но это никого вокруг не обижает. А возраст Митты вообще не чувствуется. Люди на площадке просто молили его остановиться: «Александр Наумович, мы ведь работаем уже 13 часов!» - «Ну и что? Мы должны снять эту сцену!» И мы работали дальше.

— Мало кто знает, но именно вы озвучивали принца Чарминга из второго и третьего «Шреков»…

— Дубляжем в России занималась студия «Пифагор», был большой серьезный кастинг актеров – пробы голоса. Все контролировали и утверждали американцы – пробы отсылались в США. Я, честно говоря, не знаю всех закулисных вещей, но меня в итоге утвердили на эту роль. Озвучивать мультики – одно удовольствие для актера.

— Вы играли на театральной сцене такие сложные роли, как король Лир и булгаковский Мастер – насколько они опустошали, или наоборот, «наполняли» вас?

— Если говорить про психологические затраты, то они большие в обоих случаях. Но работает магия театра – с одной стороны ты выходишь опустошенный и измочаленный, но тебя наполняет энергия зала, которую ты получаешь во время спектакля и на поклонах… Уставший, но счастливый.

— Вы продолжаете играть во МХАТе? Руководитель театра Олег Табаков закрывает глаза на то, что вы так много снимаетесь в кино?

— Пока у меня получается совмещать театр и кино, сейчас я играю шесть-семь спектаклей в месяц. Табаков разрешает мне сниматься – он большой умница. Олег Павлович – великий стратег и мудрый человек. Понимает, что актеру нужно развиваться.

— И зарабатывать…

— И зарабатывать в том числе. Для него это тоже очень важный момент.

— Говорят, что при всей кажущиеся «пушистости» Табаков – очень суровый начальник?

— Невозможно управлять театром, будучи при этом мягким человеком. Он по своей сути добрый, открытой и огромной души, но театр держит в строгости. Жесткое руководство – одно из необходимых условий жизни театра. Но на мне это никак, кстати, не отражалось – я дисциплинированный человек, меня так воспитали в театральной школе.

— А что вы могли бы себе простить – как творческому человеку?

— То, что я не всегда контролирую свои эмоциональные выплески за пределами съемочной площадки или театра. Чрезмерная «переживаемость» случается в реальной жизни. Людям вокруг приходится успокаивать – «Толя, ну что ты…» Но я пытаюсь контролировать такие вещи.

— Вы ведь родились в Винницкой области?

— Да, с этим связана смешная история. Брацлав – это такой маленький городок на берегу Южного Буга. Беременная мама приехала в очередной раз в гости к своей маме, моей бабушке – ничего еще не предвещало родов. Бабушка приготовила огромную стопку блинов – тоненьких, просвечивающих на свету. От них невозможно было оторваться. Короче говоря, моя мама ночью, как зомби, встает, идет к холодильнику и незаметно для себя начинает есть блины. Через несколько часов, под утро, я появился на свет – как по маслу!

— Это правда, что в детстве вы были чуть ли не вундеркиндом и даже «перескочили» из второго сразу в четвертый класс?

— Просто маме показалось, что мне чересчур легко дается учеба. И после второго класса, во время папиного отпуска и моих летних каникул, мы с ним ходили на берег речки и штудировали программу третьего класса. Но благодаря этому лишнему году я не попал в армию!

— Говоря о вашем недавнем фильме-катастрофе «Метро» - насколько тяжело проходили съемки?

— В Москве, в конце Каширского шоссе выстроили огромную декорацию – 120 метров тоннеля в масштабе один к одному. За работу художников, как мне кажется, вообще можно давать все возможные «Ники». Тоннель, конечно, находился на поверхности. Туда загружались кранами списанные вагоны поездов и заливалась вода. Специальный грузовик толкал эту воду насосами, чтобы создать волну в два метра высотой. Психологически было тяжело, мы проводили в воде по двенадцать часов в сутки. С тех пор абонемент в бассейн я не беру.

www.segodnya.ua/culture/stars/Anatoliy-Belyy-.h...

@темы: статьи